Контент для мобильных

Строить сеть 4G в Украине сейчас – это выброшенные инвестиции

«Киевстар» стал вторым после «МТС Украина» оператором мобильной связи из состава «большой тройки», чьи абоненты в Крыму остались без связи. Случайно или нет, но возглавлявший компанию на протяжении 20 лет с момента ее основания Игорь Литовченко покинул свой пост как раз незадолго до скандальных событий.
В телеком Литовченко больше возвращаться не хочет, зато не скрывает своего желания изменить в лучшую сторону рынок. По данным Forbes, вчерашнего президента «Киевстара» прочили на различные государственные должности. Сам он также открыто заявил о своей готовности идти в политику.
В эксклюзивном интервью Forbes Литовченко коснулся актуальной для рынка темы связи третьего поколения. По его мнению, перспективы ее развертывания в условиях войны, как и раньше, остаются туманными.

– После вашего ухода из компании «Киевстар» на рынке все только и говорили, что вы идете в политику. Вы окончательно решили, чем будете заниматься?
– Я читал, куда меня отправляли. Если вы спросите меня, готов ли я идти в политику, отвечу: «Да, я готов». Меня звали в разные места. Не хочу называть конкретных людей. Но из всех я отдам предпочтение нынешнему президенту.
Не потому, что он занимает такой пост. Я отдам ему предпочтение, и даже, возможно, буду готов стать одним из тех, кто станет проводником его идеологии, по другим причинам. Я уважаю его за то, что человек в такое непростое время смог взять на себя ответственность не за свою компанию, а за всю Украину, он назначает в правительство равных себе – тех, кто построил свой бизнес, показал, что может это сделать сам. Они не украли, не приватизировали по знакомству, а реально построили с нуля. Возьмите Юру Косюка (замглавы Администрации президента) или Борю Ложкина (глава АП). Если говорить не о бизнесменах, то Юра Луценко, который сегодня возглавляет партию «Солидарность», в 2004 году был совершенно другим человеком. За эти годы он прошел через многое, сейчас он критикует, делает резкие выступления, и, по сути, стал совестью украинской политики.
Я учился вместе с Порошенко в университете, он писал отзыв на мою книгу, у нас примерно похожая история в бизнесе, мы периодически встречаемся. Я могу сказать, что 85% времени он уделяет Востоку Украины, и для него мир в Украине – это вопрос №1. Вопрос №2 – это поднятие экономики.
– Президент уже звал вас в команду?
– Мы встречались и обсуждали очень много вопросов, в том числе и политические, связанные с предстоящими выборами. Я сказал, что поеду отдохнуть, и после этого приму решение, каким образом мы будем дальше общаться. Я его принял и донес до президента. Могу сказать, что с Юрой Луценко мы неоднократно встречались и обсуждали много вещей. Думаю, ближе к выборам мы будем говорить уже более конкретно. Со своей стороны, я к этому готов: вижу, какие люди идут в политику, вижу, что можно сделать, знаю, чем могу заниматься в парламенте. У меня достаточно много опыта работы в области телекома, экономики, госструктур.
– К вам обращаются с предложениями хедхантеры?
– Да, но я не уверен, что хочу вернуться в телеком. А заниматься чем-то другим, в чем плохо понимаю… Наверное, это можно было бы делать, но без удовольствия и азарта. Предложения есть, но я хочу что-то изменить в стране и принести пользу. Моя история в бизнесе все равно останется, и я хочу написать новую.
– Как вы оцениваете новый состав НКРСИ? По поводу предыдущего состава вы высказывались крайне отрицательно, говоря о том, что регулятор состоит из лоббистов МТС.
– На самом деле это правда, за что он, наверное, и был уволен. Нынешний состав более лоялен ко всем операторам, там нет четко заангажированных людей. Руководителя Александра Животовского можно, скорее, назвать профессиональным инвестбанкиром, чем регулятором. Судя по его опыту, он должен четко понимать экономику – то, что происходит в отрасли. Его команда до конца не укомплектована, поэтому делать окончательные выводы рано. Перед НКРСИ стоит сложная задача.
Сегодня, когда все операторы заявляют, что они хотят 3G и технологическую нейтральность – то, за что я всегда боролся, – это хорошо. Но операторы садятся за стол переговоров и начинают лоббировать то, что им выгодно. «Киевстару» действительно выгодна технологическая нейтральность, МТС – в меньшей степени. Даже если поделить частоты, которые сейчас есть у «Киевстара», кому-то ничего не достанется, у кого-то будет меньше. Вопрос немножко в другом. Сегодня, в связи с событиями на Востоке, частоты 2.100 принадлежат армии, там реально работают радиорелейные ретрансляторы, которые используются в военное время. И их не отдадут. В лучшем случае будет одна лицензия на 3G. Если выдадут несколько, то потом кому-то, в случае возникновения войны, придется отдавать частоту обратно военным.
– Вариант с одной лицензией устроит игроков?
– Крупнейшие операторы тем или иным способом пытаются обвинить друг друга в том, что у них российские корни. Они есть – и у одного, и у другого. Но как только «наезжают» на МТС, компания сразу показывает пальцами на «Киевстар». Поэтому государство, либо регулятор, либо правительство – те, кто будет отвечать за лицензирование, – должны подумать, есть ли смысл выдавать новые лицензии действующим игрокам или стоит создать национального оператора, что тоже может быть вполне логичным. Третий вариант – «реприватизация Укртелекома», чтобы на его базе развивать 3G – наименее осуществим.
– Возможен ли приход иностранных игроков?
– Нет. Разве что они могут купить кого-то из существующих. Новый оператор в стандарте GSM появиться не может, потому что нет частот. В 3G тоже – лицензии нет ни у кого, кроме компании «ТриМоб». К тому же есть проблемы с Крымом. Когда я был СЕО «Киевстара», честно говорил своим акционерам, что, несмотря на то что у них были сложности в России из-за политического давления и им нужно было идти в Крым, я – украинец, родился здесь, моя семья живет здесь, и я никогда не продам крымский филиал русским. Это то, чего не может быть никогда.
– Может, потому в компанию и пришел Петр Чернышов?
– Я не хочу ничего говорить по этому поводу. Ситуация достаточно банальная: если возникнет угроза национальной безопасности и правоохранительные органы захотят разобраться, кто кому Рабинович, начиная с того, кто как работал или работает в Крыму, у кого какие корни, кто за что отвечает, кто с кем сотрудничает, то они это сделают.
Знаете, я 25 июня попрощался с сотрудниками, ушел из компании и через две недели «отпустил» эту ситуацию. Я знаю, что в ближайшие дни должен быть объявлен результат «Киевстара» за второй квартал. Может быть, я его гляну, хотя бы из любопытства. Мне будет неприятно узнать, что компания теряет показатели. Но, к сожалению, я ничем помочь ребятам не смогу. У меня есть определенные обязательства: я не могу работать консультантом и у конкурентов до конца декабря-2014 – шесть месяцев ограничений, согласно контракту, который у меня был подписан и по которому я ушел.
– Сейчас рынок переживает сложную ситуацию. Кто из операторов наиболее готов к трудностям?
– С точки зрения финансов и желания работать готовы только два оператора – «Киевстар» и МТС. У «Астелита» нет денег на развитие. Если посмотреть его структуру долгов и всего остального, то ясно: он не будет покупать лицензию за $200-300 млн и потом вкладывать деньги в развитие сети. С большей вероятностью он участвует или поддерживает диалог больше для того, чтобы не выпадать из обоймы. «Укртелеком» владеет «ТриМобом», если бы они хотели его развивать, то так бы и делали.
– «Укртелеком» десятками забирает специалистов из «Киевстара» и МТС. Компании от этого пострадают?
– «Киевстар», могу сказать точно, пострадает. Те, кого я набирал, высококлассные специалисты, которые прошли фантастическую практику не только здесь, но и за границей. По МТС не могу утверждать, я там мало кого знаю. «Укртелеком» выиграет. Сейчас ему проще уволить 20 человек, которые отвечают за какое-то направление, и взять одного на зарплату повыше, который со всем этим справится. Это правильное, нормальное, рыночное решение.
Когда-то между операторами было джентльменское соглашение – не переманивать сотрудников и не вешать рекламу перед офисами друг друга. Потом ситуация поменялась, люди забыли свои обещания, ну, в принципе, все как всегда. Это не новость, хороших людей на рынке найти сложно. Можно пригласить иностранцев, но это будет другой менталитет. Проще переманить у кого-то и дать ему больше зарплату. Вполне возможно, что люди могут набираться под совершенно другой проект – под нового национального оператора. Он напрашивается.

– Если бы вам предложили возглавить нового оператора, вы бы согласились?
– До декабря я не могу этого сделать. Что значит «возглавить»? Создать с нуля? Не думаю, что с этим будут затягивать до января. Думаю, что в октябре какая-то лицензия будет разыграна, и кто-то ее получит.
– А реально провести конверсию до 15 августа?
– Не будут военные проводить конверсию. Одна частота свободна, ее и выставят на торги. Вопрос в том, когда. Военные имеют полное право на частоты сейчас. Кто-то должен взять на себя ответственность и сказать, что они закрывают релейки, но не думаю, что такие люди найдутся. Конверсия будет невозможна по причине военных действий. Указ президента есть, и это его добрая воля. Когда я общался с Петром Алексеевичем, я говорил, что телеком нужно сделать одной из ведущих отраслей Украины, потому что он, как локомотив, потянет за собой все остальные. Я вполне допускаю, что у президента дошли руки до того, чтобы разобраться в телекоме, и он подписал этот указ.
– Сети операторов готовы к 3G?
– Нет. Постепенно операторы обновляют оборудование. Но никто из акционеров не позволил бы зарывать деньги и тратить их на то, что не принесет дохода завтра. Определенная часть оборудования есть у обоих игроков: 25–30% сети готово.
– И на ее полную готовность уйдет 6-9 месяцев?
– Да, при условии наличия финансирования.
– Это может затянуться из-за усложнившихся условий кредитования?
– Я думаю, что обе компании могут себе это позволить сделать из собственных средств, вместо того чтобы выплачивать дивиденды.
– Зачем строить сеть 3G, если можно сразу перескочить на 4G?
– Главная причина – отсутствие дешевых смартфонов, которые поддерживают новую технологию. Аппараты стоят очень дорого, но при этом стоимость звонка в Украине – самая низкая в мире, а доходы населения, по сравнению с другими странами, небольшие. Можно завезти телефоны и построить сеть, но нужного количества пользователей вы не получите. Сеть четвертого поколения следует строить через год-два. Можно и сейчас, но это будут выброшенные инвестиции.
– Есть вариант, что «Киевстар» и МТС объединятся ради строительства сети?
– Такой вариант всегда присутствовал на переговорах. Это можно сделать, мы всегда вели об этом диалог. Вопрос в наличии лицензии у обоих операторов. Если она будет только у одного, зачем второму вкладываться в строительство сети?
– Рынок телекома в целом переживает такие пертурбации, что крайне сложно спрогнозировать, каким он будет через год. Вы можете это сделать?
– Точно могу сказать, что если я приму окончательное решение и попаду в политику, то я сделаю все возможное, чтобы рынок телекома через год изменился в лучшую сторону.
– Какую степень свободы вам могут дать?
– Если не полную, то нет смысла этим заниматься. С нынешним президентом у нас нормальный диалог, и я прекрасно понимаю, что я могу. Я никогда не буду браться за невыполнимое, не буду этого обещать. Если я прихожу, я расставляю приоритеты и говорю, что мы делаем сегодня и завтра, и какими будут результаты послезавтра.
– Должность в Администрации президента менее зависит от политических пертурбаций. Вы рассчитываете на нее?
– Такая должность не имеет законодательной инициативы. Именно находясь в парламенте, можно внедрять изменения.
– Вы больше видите себя депутатом, чем министром?
– Я не говорил, что не вижу себя министром, я говорил, что у меня есть понимание, как изменить сложившуюся ситуацию в отрасли. Как сделать ее современной, построить новые технологии, наполнить бюджет – так, чтобы и операторы, и абоненты, и государство были довольны.
– Какая должность более весомая?
– Должность меня интересует постольку поскольку. Важен конечный результат.
– Что вы не успели сделать в «Киевстаре»?
– Я успел сделать все, что хотел. Я доволен той ситуацией, в которой уходил из компании.

Яна Беседа
Источник